Разное

Убийство ради сохранения брака

В пятницу в пятом часу пополудни мать и дочь вместе вышли из булочной и собрались пойти домой. Дочь, взяв оставленный ею у входа велосипед, сказала матери: «Ты иди домой напрямую через парк, а я поеду вокруг».

 

Подходя к дому, Линда Кинги была уверена, что дочь уже ждет ее у входа. Но Шиан, к удивлению матери, не было. Не было и ее велосипеда на том месте, где девочка обычно оставляла его, входя в дом. Немного постояв у входа и не дождавшись дочери, миссис Кинги решила, что девочка встретила по дороге кого-то из друзей и задержалась с ними. Такое случалось. В свои 12 лет Шиан была очень самостоятельной и общительной. Рослая, загорелая, голубоглазая, с густыми длинными золотистыми волосами — ее знали и любили все в округе. Поэтому поначалу мать не встревожилась и спокойно занялась домашними делами.

 
 

…Барри Джон Уоттс и Валмей Фэй Бек попали в тихий чистенький приморский городок Нузу в общем-то случайно. Путешествуя в своем стареньком пикапе по дорогам округа Куинзленд, они остановились там пообедать, и городок им очень понравился. После обеда они долго кружили в автомобиле вдоль пляжа и по улицам, внимательно глядя по сторонам, пока, наконец, не остановились в тени деревьев на дороге, окружавшей городской парк.

К своим тридцати пяти годам Барри прожил довольно бурную жизнь, изрядно помявшую его душу и покрывшую его тело пятнами татуировок. Его подруга Валмей, лишь год назад ставшая ему законной женой, была на десять лет старше. Эта разница в возрасте и, прямо скажем, малопривлекательная внешность Валмей заставляли ее с самого начала их отношений ощущать комплекс неполноценности. Во всем потакая Барри, она постепенно дошла до состояния полного ему подчинения. Боясь, что он может ее бросить, она была готова сделать для него все. Ее рабское подчинение наполняло Уоттса чувством гордости и самоуверенности.

Единственное, из-за чего меж ними случались ссоры, была страсть Уоттса к девочкам школьного возраста. В этих размолвках он одерживал вверх. Убеждал свою подругу в том, что если она действительно любит и хочет сохранить брак, то должна помочь ему дать выход переполнявшей его агрессивности. Он уверил ее в том, что, вступив в сексуальный контакт с невинной девочкой, он не будет обращать внимания на посторонних женщин.

Вот и теперь, покинув западную Австралию с собранной Уоттсом коллекцией порнографических видеофильмов с несовершеннолетними героинями, они через Мельбурн отравились на автомобиле в Куипзленд. Несмотря на то, что он был за рулем, Уоттс в тот день уже изрядно накачался пивом, пустые банки от которого во множестве валялись на полу автомобиля. Приблизительно в половине третьего, когда по улицам городка группами и поодиночке потекла детвора, возвращавшаяся из школы, Барри сказал своей спутнице: «Сегодня пришел тот день».

Они долго ездили по улицам, высматривая стройную девочку не старше тринадцати лет. Но каждый раз, когда казалось, что жертва определена, им что-то мешало ею завладеть. То родители были рядом, то друзья, то случайные прохожие. Бек сказала, что она устала от этой напряженной и безуспешной охоты, и предложила остановиться передохнуть.

Уоттс затормозил у парка, и минут пятнадцать они сидели в машине, тихо переругиваясь, до того момента, когда Уоттс вдруг напрягся и почему-то шепотом воскликнул: «Вот она! Девчонка на велосипеде. Выходи! Быстро! Останови ее! Спроси что-нибудь!..»

 

Стройная, спортивная, не по годам рослая, загорелая, с развевающимися на ветру золотыми волосами — воплощение детской чистоты и невинности, Шиан стремительно приближалась к белому пикапу на своем велосипеде. Она была именно той девочкой, о которой мог только мечтать в своих сексуальных фантазиях Уоттс. Он нетерпеливо подтолкнул Валмей, которая, открыв дверцу автомобиля, спросила подъехавшую девочку, не видела ли она убежавшего из машины белого пуделя в розовом ошейнике.

 

Шиан остановилась и ответила, что нет, не видела. Валмей вышла из машины и продолжила разговор, отвлекая на себя внимание девочки, в то время как Уоттс подкрадывался к ней сзади. Резкий взмах руки — и рот девочки туго перехвачен заранее приготовленным полотенцем. Две-три секунды, и он кидает ее на заднее сиденье автомобиля. Вслед за ней туда же, чтобы держать жертву, бросается Валмей. Уоттс прыгает на водительское место, и белый пикап уносится прочь, оставляя на дороге подростковый велосипед.

…Солнце склонялось к закату, а Шиан все не появлялась. Линда Кинги, бросив дела, побежала искать дочь по соседям. Уже начало смеркаться когда к ней присоединился приехавший с работы ее муж. Безрезультатно обегав известных ему друзей дочери, он в 8 часов 15 минут вечера, уже в темноте, с фонарем решил пройти тем путем, но дороге вокруг парка, которым должна была ехать Шиан, и там, к своему ужасу, вдруг обнаружил валявшийся на обочине под деревьями ее велосипед. В 8 часов 40 минут супруги Кинги были в полиции и положили на стол фотографию пропавшей девочки.

…Тремя часами раньше потрепанный белый пикап со связанной девочкой на заднем сиденье свернул с загородного шоссе на узкую дорожку, которая вела в глубь покрывавшего холмы леса. Проехав по ней километра два, Уоттс свернул меж деревьев в чащу и тут же остановился, заглушил мотор и вышел из машины. Он дал Валмей ножницы и приказал, чтобы та освободила девочку от веревок. Потом ножом распорола трусы и отбросила их в сторону.

Страшная мука Шиан началась. На часах было около шести.

В семь, бросив безжизненное тело девочки в лесу, Валмей и Уоттс уже мчались по шоссе к дому. Валмей плакала. Барри, стараясь ее отвлечь от случившегося, болтал о каких-то пустяках. По пути он выбросил, предварительно завернув в простыню, окровавленный нож, веревку и ремень, которым вязали Шиан… Проезжая Брисбен, они купили молока и еду для кошки. В 10 часов приехали в Лоувуд. Дома Валмей тут же бросила в стирку всю одежду, перепачканную грязью и кровью…

…В тот вечер в полицейском участке дежурил 40-летний сержант Боб Эткипсон. Шиан он хорошо знал в лицо. Вместе с супругами Кинги Эткипсон поехал на место, где был найден брошенный велосипед. По дороге полицейский успокаивал родителей тем, что, может быть, их дочь как это иногда бывает в этом возрасте, решила убежать из дома. Он старался говорить уверенно, но с самого начала чувствовал, что дело намного хуже и, судя по всему, нужно готовиться к плохому его исходу.

В 11 часов 5 минут вечера сержант позвонил в редакцию местной газеты и попросил задержать выпуск, чтобы утром в газете обязательно было помещено фото пропавшей девочки, сообщение об обстоятельствах ее исчезновения и просьба ко всем гражданам, кто хоть чем-то может помочь поискам, срочно обратиться в полицию. В пять утра в субботу полиция начала широкомасштабную операцию расследования пропажи Шиан Книги.

Барри Уоттс проснулся в то утро необычно рано и прежде всего тщательнейшим образом вымыл свою машину, особенно изнутри: чтобы там не осталось пи одного волоска с головы несчастной девочки. Потом спокойно и медленно прочел сообщение в утренней газете об ее исчезновении. Позже, уже вместе с Валмей, вернувшейся с покупками из магазина, они смотрели и слушали то же в программе местных теленовостей.

Бек говорила, что она очень боится последствии случившегося. Уоттс успокаивал её, убеждал, что уж на ней-то вообще нет никакой вины. Ночью он был с женой необыкновенно нежен и ласков.

В понедельник в Нузе начала работать специально прибывшая из Брисбена команда детективов во главе со старшим сержантом Бобом Дэллоу. Из 15 тыс. жителей города в полиции побывал каждый двадцатый. Более 700 человек сообщили какие-то сведения, имевшие, как им казалось, отношение к пропаже девочки, и практически все эти сигналы при проверке ничего не дали. За исключением двух фактов. То, как, выйдя из булочной, Шиан поехала на велосипеде по дороге вокруг парка, видели многие. Стоявший на той дороге белый нездешний автомобиль — пикап 73-го года выпуска — мелькал в показаниях многих людей постоянно. Разные люди вспоминали о нем разные детали: кто-то заметил особые колеса, другим бросились в глаза чуть притемненные стекла, занавески или цвет обивки салопа. Некоторые утверждали, что на крыше машины был прикреплен — багажник. Другие это опровергали. Но все сходились в одном — пикап марки “холден” белого цвета. Десятки полицейских в штатском прочесывали город.

Услышав обо всем этом по радио, Бек срочно перекрасила себе волосы. На следующий день пошел в парикмахерскую и совершенно изменил свою прическу Уоттс. Тогда они еще не знали, что один из свидетелей запомнил и сообщил старшему констеблю Алану Бурку номер их автомобиля — LLE-429.

Не прошло и получаса, как компьютер выдал имя владельца — Валмей Фэй Бек. Но это еще ни о чем не говорило. Имя Бек полиции было неизвестно, и, кроме того тот же компьютер сообщил, что только в провинции Куинзленд зарегистрировано 17 тыс. пикапов марки “холден”, и 10 тыс. из них — белые. Начали проверять всех. Напечатали специальные карточки, которые выдавались водителям на руки, и те, во избежание новых проверок, постоянно держали их при себе вместе с правами на вождение автомобиля и его страховым полисом.

В официальной регистрационной карточке автомобиля Валмей Бек местом ее постоянного проживания был указан Мурулбарк, небольшой городок вблизи Кройдена, в 33 километрах от Мельбурна. Тут же запросили местную полицию и получили ответ, что по указанному адресу проживает престарелый Роланд Уоттс, отчим Барри Джона Уоттса, мужа Валмей Фэй Бек. Эта пара, замешанная в ряде преступлений, некоторое время жила в западной Австралии, а теперь, отправилась в Куинзленд. Вскоре на столе следователей были уже их фотографии.

Вечером в среду 18-летний Нейл Кларк, возвращавшийся домой через лес, ощутил странный запах. Дома у телевизора, когда пошла информация о поисках Шиан, его вдруг осенило: «Там, в лесу, наверное, был ее труп!» Утром он поспешил в лес — и его догадка подтвердилась.

После того, как в газетах сообщили об обнаружении трупа девочки, Уоттс приказал Бек немедленно собираться, чтобы ехать в Мельбурн и там быстро продать машину.

Вслед за фотографиями Уоттса и Бек были получены документы из полицейских архивов. Они свидетельствовали о том, что он был замешан в вооруженном ограблении, а она — в воровстве и мошенничестве.

В тот же день стало известно, что Уоттс и Бек ранее пытались похитить двух молоденьких сестер милосердия из госпиталя в Ипсвиче. Выйдя из машины, Уоттс настойчиво приставал к одной из них и отстал лишь после того, как рядом появились прохожие. Вторую, чуть позже, пыталась втянуть в разговор Бек, и девушка спаслась тем, что наглухо заперлась в своей машине. Было еще несколько случаев приставания, и один из свидетелей запомнил номер подозрительного пикапа — LLE-439. Лишь позже выяснилось, что он перепугал цифру, и поэтому следствие в Ипсвиче пошло по ложному следу.

Констебль не отступал, понимая, что в номере машины ошибка, и искал другие комбинации цифр при помощи компьютера и объявлений в газетах. Последнее чуть было не привело к цели. Появилась свидетельница, заявившая, что номер разыскиваемого белого пикапа — 429. Но она в то же время упорно уверяла, что в составе букв присутствовало F. И это было новой ошибкой, уведшей следствие в никуда.

Официально так и не начатое дело о приставании в Ипсвиче заглохло, но констебль Хэлл его не забыл. И вот однажды, уже месяц спустя, зайдя в управление в свой свободный от работы день и по привычке просматривая ленту оперативных сообщений, он, вчитавшись в информацию из Нузы, вдруг увидел номер LLE-429. Он тут же позвонил в Пузу Бобу Эткинсону, сказав: «Мне кажется, я могу вам помочь».

Это был первый настоящий прорыв в деле поиска убийцы Шиан. Наконец-то из тысяч белых пикапов к одному из них был обнаружен пусть слабый, но все же первый след. Нa следующий же день констебль Хэлл с группой детективов из Ипсвича отправились в Лоувуд, где начали обходить магазины и автомобильные стоянки, показывая людям фотографии Уоттса и Бек. И их узнали. Соседи вспомнили о том, как тщательно мыл Уоттс салон своей машины. И даже более — рассказали о явно нездоровом интересе Уоттса к детям, и особенно к девочкам.

 

При аресте Уоттс и Бек вели себя спокойно. Они знали, что их ищут по старому делу. Когда же в полицейском управлении зашел разговор о преступлении в Пузе, Уоттс замкнулся и начал начисто отрицать все подряд. Не признавал даже своего имени и фотографии. Бек давала показания явно по версии, придуманной Уоттсом. Позже выяснилось, что он приказал ей никогда ни в чем не признаваться и никогда никому не верить, что будто «раскололся» он. До тех пор, пока она не услышит этого из его собственных уст.

 

После долгих допросов, первой запутавшись во лжи, начала сдаваться Бек. Потом поплыл и Уоттс, ответивший на прямой вопрос об убийстве девочки: «Я был пьян. А когда я пьян, я не помню ничего из того, что я делаю».

После первых допросов преступников перевезли в Нузу. Там их поместили вместе в камеру, где с разрешения Верховного суда были скрытно установлены микрофоны звукозаписывающего устройства. Это дало кое-какую информацию. Но больше всего успеху следствия содействовал допрос Бек сержантом Эткинсоном, который умно сыграл на женских, материнских струнках ее души. Он уже знал к тому времени, что у Бек было от разных браков шестеро детей. «И как могли вы, — воскликнул детектив, — женщина и мать, не воспротивиться тому, что в вашем присутствии и с вашей помощью делал с Шиан Барри Уоттс!»

И тут она сломалась. Попросила воды и, обливаясь слезами, начала рассказывать все с самого начала. Ее исповедь, записывавшаяся на магнитофон, началась в десять часов вечера и закончилась в 7 часов 33 минуты утром следующего дня. Во всех подробностях рассказала она о той самой страшной сцене в лесу. О том, как, закончив свои сексуальные издевательства над девочкой, Уоттс сказал: «Вот и все!»

«Ну, теперь-то мы можем, наконец, оставить ее и ехать домой?» — спросила Бек, на что Уоттс ответил: «Дура! Как же я могу оставить ее здесь живой? Для того, чтобы она меня выдала?»

Уоттс заставил Шиан одеться. После этого связал веревкой ей руки и ноги и положил на землю лицом вниз. Взял у Бек ремень и, накинув девочке на шею, стал его затягивать.

«Мне больно!» — сказала она. Уоттс стал коленом ей на спину и затянул ремень изо всех сил.

«Я не смогу забыть этого никогда! — всхлипывала Бек, говоря о последних секундах жизни Шиан. — Этот страшный звук! Он будет преследовать меня до конца дней!..»

Перевернув задушенную девочку лицом вверх, Уоттс взял нож и начал исступленно кромсать уже безжизненное тело. Устав, встал, отряхнул грязь, отволок труп Шиан в сторону и бросил в кусты…

С тайным агентом полиции, которого под видом арестанта-сокамерника подсаживали к Уоттсу, чтобы получить какую-нибудь дополнительную информацию, после окончания его миссии произошел нервный срыв. Он раньше срока подал в отставку по причине полного расстройства здоровья. «Главная причина этого, — сказал он, — это то, что я узнал и пережил в ходе следствия по делу об убийстве Шиан Кинги».

 

Приговор суда гласил: Валмей Бек — 3 года тюрьмы за похищение, 10 лет за изнасилование, пожизненное заключение за умышленное убийство.

Барри Джон Уоттс — 3 года тюрьмы за похищение, 15 лет за изнасилование и пожизненное заключение за умышленное убийство. На его тюремном деле, кроме того, поставлен штамп: «Не подлежит освобождению никогда».

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Читайте больше интересных новостей